ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
Размер шрифта: Цветовая схема: Показывать изображения:

История поселения

Историческая справка  о Новопокровском сельском поселении Новопокровского района Краснодарского края

Административный центр Новопокровского района – станица Новопокровская.  В ней проживает около 19 тысяч человек.  Она всегда играла ключевую роль в событиях, происходящих на Кубанской земле. О ней,  о её людях написано немало книг. Станицу Новопокровскую  упоминает в своем знаменитом романе “Тихий Дон”  Михаил Александрович Шолохов:  «А час спустя, когда по слободе уже зажглись огни, Григорий выехал из Белой Глины по направлению на Новопокровскую».

В своих произведениях о ней написали немало страниц   известные писатели Аркадий Алексеевич Первенцев, Фёдор Иванович Елисеев, выдающийся историк и этнограф Фёдор Андреевич Щербина,русский военачальник, политический и общественный деятель Антон Иванович Деникин.



Селение Новопокровское Новопокровской волости  Ставропольской губернии  начало заселяться в 1801 году. Где появились первые дома и улицы краеведы пока выясняют (в архивных  источниках лишь  указано, что поселение разместилось “ при речках Карасу и Ейка “), но точно известно, что к началу 20-х годов 19 века здесь  уже прочно обосновались наши предки. Занимались они, как следует из документов той поры,  “хлебопашеством, скотоводством и извозом”. Жили в “деревянных и земляных домах”. Отапливали их кизяком.  Многие исследователи, в том

числе  известный учёный и общественный деятель Г.Н.Прозрителев, считают

годом образования селения Новопокровское 1827 год.  Первыми жителями   селения стали крестьяне из Харьковской, Воронежской, Таврической и Курской губерний.  В 1848 году, на основании  указания наместника Кавказского, генерал  губернатора Новороссийского и Бессарабского М.С.Воронцова   управляющему гражданской части  Кавказской губернии генерал – лейтенанту  и кавалеру Николаю Степановичу. Завадовскому, их перевели в казаки (3181 душ мужского и 3057 женского пола). В   этом документе,  написанном в июле 1848 года  князь Михаил Семёнович Воронцов   отметил: “Я покорно прошу Ваше превосходительство  сделать немедленно зависящее от Вас распоряжение и передать в военное ведомство  на законных основаниях со всеми землями, греблями и заведениями каждое селение: Новорождественское, Тихорецкое, Терновку и Новопокровское, предназначенные на сформирование пешего батальона в Кавказском линейном казачьем войске“.  Вопрос о передаче селений в военное ведомство решался  относительно быстро.  13 сентября 1848 года  Ставропольское губернское правление   направило представление  № 1039 Командующему войсками на Кавказской линии  и Черномории с определением о передачи четырех казённых поселений в военное ведомство.  В нём указывается: “Определено: об отчислении селений Новорождественского, Тихорецкого, Терновского и Новопокровского из гражданского ведомства по Ставропольской губернии“.  28 октября 1848 года Ставропольская казённая палата  письменно доложила управляющему гражданской частью Ставропольской губернии: “Согласно Высочайшему повелению, изъяснённому в предложении Вашего Превосходительства  от 10 числа истекшего августа за № 1620 Ставропольская казённая палата  жителей казённых селений  Ставропольского уезда, состоящих по 11-е августа сего года  в окладе и на льготы, предназначенные  на сформирование пешего батальона  в Кавказском линейном казачьем войске, а именно: селение Новопокровское  3200 душ, Терновой балки – 1790 душ, Тихорецкого  - 1610 душ и Новорождественского  2054 души. А всего восемь тысяч  шестьсот пятьдесят  четыре  мужского пола души исключила по каждому селению  из поселенского звания  со второй половины  сего 1848 года, о чём имеем честь представить Вашему Превосходительству“.

Первопоселенцы столкнулись со многими трудностями в незнакомом   для них краю. Летом утомляла сильная жара, зимой  случались нередко метели и крепкие морозы. Не было леса для строительства, дров для приготовления пищи и обогрева землянок.  Православным  людям трудно было ещё  и потому, что в организованных ими поселениях запрещалось  в течение нескольких лет строить церкви.

“Особенные условия военного времени,- писал Г.Н.Прозрителев  в своём труде о первых русских поселениях на Северном Кавказе,- полное безлюдье, оторванность от своих близких внутри России и тяжелые климатические условия — все это, естественно, вызывало, более чем при других условиях, необходимость такого учреждения, где бы население могло в суровой и тяжелой жизни найти утешение, и таким учреждением, естественно, мог­ла бы быть только церковь. Отсутствие возможно­сти исполнить самые необходимые христианские требы, как крещение и погребение, не говоря уже о церковных службах, только усугубляли тяжелое по­ложение первых поселенцев. Трудно себе представить, чтобы могли быть за­труднения и помехи в таком деле, как построить свою церковь, иметь своего священника, а между тем такие препятствия существовали и были не экономическо­го характера, не недостаток средств и происходили не от местного духовного или гражданского началь­ства, а ставились самим правительством и исходили от Святейшего Синода. Архивы наши сохранили поч­ти невероятные данные по этому вопросу. И только благодаря усиленному ходатайству Пав­ла Сергеевича Потемкина было разрешено строить церкви, но только в тех селах, в которых было не ме­нее 500 душ мужского пола”.

Селение Новопокровское  по тем временам было большим. В нём проживали в основном  православные люди. Они добились открытия церкви раньше, чем во многих населённых пунктах той поры. Сохранились сведения, что уже с 1830 года в  этом  селе священники  совершали обряд крещения. С этого же периода велись метрические книги. Но  за первые годы, к сожалению,  не сохранились. 

В 50-60 годах 19 века в связи с  правительственной колонизацией Северного Кавказа  казачьи семьи станиц Новопокровской, а также из  Ильинской, Калниболотской   направлялись для создания новых поселений на освобожденных от горцев землях. Желающих, покидать  обжитые места не было. Поэтому набирали переселенцев согласно жребию  и по решению сходов. Были случаи переселения семей на основании приговоров за проступки. Переселения проводились весной, чтобы в тёплый период семьи могли построить жильё, запасти продовольствие на зиму.  В 1862 году 45 семей из станицы Новопокровской были направлены для основания станицы Гиагинской. Им предложил там водвориться генерал – адъютант граф Николай Иванович Евдокимов. Об этом он сообщал в письме от 4 июля 1862 года командующему Кавказскими войсками генералу – адъютанту  князю Григорию Дмитриевичу Орбелиани. Переселенцы из станиц, расположенных на территории нынешнего  Новопокровского района  обосновали также станицы Абадзехскую,

Усть-Лабинскую, Белореченскую.

До 1920 года станица Новопокровская  входила в Кавказский отдел Кубанской области. В Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона о  станице Новопокровской  сообщается так:  «Станица Кубанской области,

Кавказского отдела. Дворов 1264, жителей - 9136; 2 церкви, 2 школы, молотилок паровых - 12 и конных - 3, усовершенствованных плугов - 762 и других земледельческих орудий - 219,  мельниц  -25, торгово-промышленных заведений -30, фабрик и заводов -10».

Станица Новопокровская  уже в 19 веке была достаточно крупным поселением на Кубани. В 1864 году  в ней  проживали 5992 человека, в том числе  359 иногородних. В ближайших хуторах насчитывалось 785 человек. Казаки составляли основную часть населения. В то же время численность иногородних росла быстро. В 1894 году иногородние составляли  35,5 процента от общей  численности (их было 2428 человек, а казаков -  6843).

В1912 году  иногородних было уже  около 40 процентов от общей численности. А всего населения в станице в то время было 19520 человек. В 1915 году в станице жили  19471 человек,  а 1916 году - 21068 человек. В период гражданской войны численность населения заметно уменьшилась.  В 1925 году  в Новопокровской проживали 12786 человек.



В Новопокровской   активно развивалось, наряду с сельским хозяйством, промышленное производство. В  1897 в станице имелось 25 мельниц, 30 торгово-промышленных заведения, 10 заводов и фабрик. В  этом же году    через станицу проложили железнодорожные рейсы  и по ним прошли первые поезда. В ней имелись свои  кредитные учреждения:  кредитное общество, общество взаимного кредита. В полную силу работали мельницы, верёвочная,  кожевные, сапожные, кузнечные мастерские, хлебопекарня. Изготавливали в станице  кирпич. Он был хорошим по качеству. В станице до революции  построили около сотни кирпичных домов. И многие  пока находятся в хорошем состоянии.  Но вообще-то жильё  в станице было скромное. Преобладали саманные дома – 55 процентов, и деревянные - их было 1076 – 41,6 процента  к общему числу  домов в станице в 1897  году ( всего их было тогда 2584). 

Развивалось тогда шубное, шорно-сидельное, шерстно-битное, мыловаренное, колбасное, кондитерское производства. Торговали  в станице мануфактурой, бакалеей, галантереей.

Оживление развития промышленного и сельскохозяйственного производства  на территории современного района обусловлено во многом, проводимой в тот период государственной  экономической политикой. Государство активно  способствовало развитию промышленности, банковского дела, транспорта, связи, сельскохозяйственного производства на основе применения   передовой по тем временам техники и технологий. Экономическая политика правительства России  имела протекционистский характер. Государство через   доступное кредитование способствовало созданию новых предприятий, развитию  производства товаров во всех сферах производственной деятельности. В станице Новопокровской в начале двадцатого века были открыты кредитные организации, которые активно работали с местными предприимчивыми людьми. Влияние банков на развитие производства в станице Новопокровской  было ощутимым. С их помощью получили развитие  многие производства, обновлялась сельскохозяйственная техника. «Через сельскохозяйственный банк,- отмечает  краевед, историк В.У.Самохвалов в своих воспоминаниях, хранящихся в районном музее,- эти хозяйства приобретали сельскохозяйственные машины американских и германских фирм, строительные материалы, лес, кирпич, кровельное листовое железо для крыш».

           Но, несмотря на оживление развития промышленных производств на территории нынешнего района,   местное население занималось  преимущественно сельским хозяйством. С местной станции Ея отправлялись в тот период в основном сельскохозяйственная продукция.

          Перед Октябрьской революцией работали  в станице почта, больница,  аптека  и аптекарский магазин, баня.  В начале двадцатого века  проложили первую булыжную мостовую и установили фонари, был проведён водопровод.

Увеличивалось число учебных заведений. Но,  несмотря на  наличие в станице школ  далеко не все  её жители могли получить даже элементарное образование, то есть научиться хорошо  читать и писать. Грамотных в Новопокровской в 1897 году было 1511 человек- 11,1 процента к общему числу её жителей. На это обратили внимание в начале 20 века и увеличили количество станичных школ.  В 1916 году  уже   действовали  двухклассное училище и 6 одноклассных училищ, школа иногородних и церковно-приходская школа. В 2-х классном училище, наряду с общеобразовательными предметами и законом божьим, изучались столярное дело, слесарное дело, кузнечное дело, плотницкое дело. Не случайно потому в станице было немало хороших мастеров. Особенно поражали  красотой изготовленные ими ставни, наличники, ограды, крылечки.

Практически в каждой семье были  домашние животные. Много разводили лошадей,  овец, коров, птицы. Были и волы. Этих мощных и выносливых животных  использовали для перевозки грузов. Вокруг станицы  располагались выпаса. Их площадь почти в три раза превышала площади посевных наделов. Это позволяло вдоволь снабдить кормами многочисленное поголовье животных и птицы.

Жизнь большинства  станичников была не из лёгких. Лишь немногие сдавали землю в аренду, и только богатые могли нанять работников. Только 334 семьи (это  13,76 процентов от общего числа семей в станице) в 1897 году имели  543 наёмных работников. А всем остальным  станичникам приходилось  самим  обрабатывать на значительных площадях  почву, сеять, убирать урожай,  ухаживать за животными.  В основном  во всех станицах, расположенных на территории нынешнего Новопокровского района преобладало земледелие. Существовал трёхпольный севооборот. Передел земельных угодий, в связи с нарезкой земель подросткам, достигшим 17-летнего возраста, производили через каждые шесть лет.

 Большинство работ выполнялось тогда вручную.  Даже хлеба косили  обыкновенными косами. Обмолачивали  зерно цепами. Тем, кому удавалось нанять машины для уборки урожая, везло. Но техника тогда была такая, что она   очень сильно изнуряла хлеборобов. Вот как описывает машинную уборку в начале двадцатого века  краевед  В.У.Самохвалов в своих неизданных  воспоминаниях  «Встреча»: «Под соломотрясом барабана женщины, задыхаясь от  пыли, укрыв рот и лицо платками, отгребали  солому и полову. Босоногие ребятишки  верхом на лошадях, набивая мозоли, сидя на костлявых холках, волокушей тянули  от молотилки слому и полову к скирдоправам. Те, набирая большие навильники  соломы, передавали один другому наверх скирды. Эти же ребятишки, по условному гудку локомобиля, волокушей доставляли солому на топку паровика-молотилки. Весь выпачканный сажей и машинным маслом, кочегар длинной железной клюкой в топке локомобиля размешивал горящую массу соломы и деловито посматривал на манометр. Старался  держать пар на одном уровне. Излишки пара он выпускал  из испарителя. От барабана два сильных парня из молотильной бригады, положив на плечи пятипудовые мешки с зерном, взвесив их на весах, несли  их на воз. Потом, поднимаясь по шаткому настилу с мешками на плечах, ссыпали  зерно в закрома амбаров. И только тогда хозяин- хлебороб был вправе считать своим урожай, подсчитав  мешки по меловым  отметинам на стене амбара».

Станичникам и жителям хуторов  самим приходилось изготавливать для себя одежду, постельные принадлежности. Из выращенной своими руками конопли  получали волокно. Затем его пряли и из полученных нитей делали холсты. Из холстов после их отбелки  шили всё необходимое для жизни. Очень бережно относились станичники к обуви. Её тоже многие изготавливали для повседневной носки самостоятельно.

      В  станице регулярно проводились ярмарки. По воспоминаниям  краеведа В.У.Самохвалова  они были  одним из главных событий для  казаков и иногородних.  «Для станичников, - пишет он в своей работе

 « Очерки истории станицы Новопокровской», хранящейся в районном музее, - особенно для молодёжи, открытие  ярмарки было праздником. Ярмарка – это не только торговля. Но и весёлое гуляние. Разодетые парни и девушки толпами осаждали красочно убранную карусель, качели-лодки, аттракционы и балаганы цирков.

На ярмарке шла бойкая торговля товарами, мануфактурой, обувью и скобяными товарами. Сюда на ярмарку пригоняли гуртами рогатый скот и табуны лошадей. Посредником в торговле скотом и лошадьми являлись шабаи и цыгане. Из далёких закубанских станиц  в Новопокровскую привозили возами фрукты, виноград, сушёные груши, яблоки, а также жерди и держаки для граблей и вил.

 Шумно было на ярмарке. Покупатели и торговцы, торгуясь, били по рукам. Будь то сапожник, разложивший товар на рогожке, гончары со своими горшками, цыганы или купцы в своих полотняных магазинах - все действовали по принципу: не обманешь - не продашь. Каждый продавец, продавая товар, жаловался на свою судьбу: дескать, он разоряется, продаёт товар себе в убыток. На ярмарке всё продавалось и покупалось. Бывало, что из городов приезжали содержатели публичных домов, которые в обособленной черте строили  палатки под скромным названием «Шашлычная».

Станица не отличались ухоженностью. Было  мало дорожек с твёрдым покрытием, В распутицу по населенным пунктам из-за грязи было трудно пробраться. Проблемы  случались и с питьевой водой.   Для питья использовалась вода из родников, колодцев, дождевая вода. То же самое было и в других населённых пунктах. В Новоивановской, например, использовали воду для питья, приготовления еды из единственного общественного колодца в центре станицы. Некачественная питьевая вода способствовала распространению инфекционных заболеваний. Свирепствовала холера, люди страдали от оспы, тифа.

     Большинство  населения станиц жили убого. Мебель изготавливали своими руками из дерева. В бедных домах спали  на соломе, прикрытой домоткаными попонами. В саманных, крытых соломой или камышом хатах, стояли сколоченные из дерева некрашеные столы, длинные лавки.

Подробно описанные местными краеведами развлечения жителей станицы Новопокровской  проходили в основном в зимнее время, когда завершалась уборка урожая, Хотя молодёжь собиралась  для веселья на улицах и в летние вечера. Так было и в других станицах. «Очаги культуры, особенно в летнее время,- писал в своих воспоминаниях  в газете «Ленинец» в 1976 году  житель Новоивановской, свидетель тех времён Яков Лапа,-  были на углах  каждой улицы. Там мы пели и танцевали. Зимой прятались по хатам, играли в карты, лото. А девушки долгими вечерами  сидели за прялками. Иногда устраивались кулачные бои».  Кулачные бои устраивала молодёжь и в других станицах. В  1910 году  новопокровцы смогли впервые увидеть кино.

Станичники считали за честь служить России. Они охраняли границы Российской империи, воевали за неё во всех войнах в 19 и 20 веках. Многие имели боевые награды. Немало было георгиевских кавалеров.  Но случалось, что и среди казаков  находились отдельные мужчины,  уклоняющиеся от военной  службы.  Два уклониста -  новопокровские казаки М.С.Астахов и А.Я.Елисеев  даже побывали 27-28 февраля  1910 года   у выдающегося русского писателя Льва Николаевича Толстого, чтобы посоветоваться  с ним  об отношение к воинской повинности. По этому поводу он записал в «Тайном дневнике 1908 года»: 

«27 февраля. Встал бодрее. Пошёл ходить. Приехавшие казаки: хочет установить царство небесное на земле: смещение религиозного с мирским. И слава людская, и устроительство. Но трогательные. Приехали нарочно…

          28 февраля. Встал довольно бодро. Много ходил. Писал письма. Проводил казаков…».

 Отразил  факт пребывания  новопокровских уклонистов у Л.Н.Толстого  и его секретарь В.Булгаков в  своём дневнике, благодаря чему о них помнят в станице до сих пор.  И  кое – кто гордится почему-то этими ходоками. Хотя больше никаких “подвигов” они не совершили. А уклонение от военной службы в то время было страшным позором. Но Астахову можно было простить его слабость: он оказался душевнобольным человеком. Может быть,  и с этим личным горем связаны его увлечения  сектантством и всякие чудачества, неприемлемые в станице, где гордились военной  службой и готовились к ней с малых лет. В «Очерках о станице Новопокровской»  местный краевед, свидетель многих событий дореволюционной станицы В.У. Самохвалов отмечает, что уже в казачьем двухклассном училище изучали воинские дисциплины. «Учителями воинских дисциплин,- пишет он,- были казачьи вахмистры, подхорунжие, которые в школу приносили порядки казармы: муштру, грубую ругань, рукоприкладство. Школьникам – казачатам присваивалось звание  младшего урядника приказного. Вводилась форма Кубанского казачьего войска: черкеска с погонами, папаха, башлык и ременный пояс с наконечниками и кинжалом. Каждый год, после окончания занятий в школе, преподаватели воинских дисциплин проводили военные игры. Школьники казачата в военной форме деревянными ружьями повзводно, колоннами отправляли в лагеря. На военных играх присутствовали военные чины станичной общественности». Казаков собирали в лагерях, где проходили военные занятия. В целях  повышения боевой подготовки проводились скачки, джигитовки. Проходили и смотры  мобилизационной готовности. Всё это было  необходимо, так как на казаков возлагалась огромная ответственность по защите своей отчизны от врагов. А их у России всегда было в избытке. Геройски сражались казаки  в годы Крымской  и  первой мировой войн.

В  1897 году из 2427 станичных семей -  2414 семей   были  православными.  В станице  действовали два храма.  Они были красивыми  и привлекали внимание всех, кто впервые приезжал в станицу. Вот как описывает одну из церквей  в статье «Не поросло быльём былое», опубликованной в «Сельской газете» 27 сентября 1997 года  Мария Васильевна Колтеева, которая видела её до разрушения:   «А стояла старая Покровская церковь не на месте дворца культуры, а немного ближе к мемориалу, а вокруг неё стояла красивая  (из винтового железа с кирпичными опорами) ограда (элементы её  и ныне можно видеть  вокруг аптеки  части территории санатория  и бывшего снесённого парка имени Пушкина). Она проходила  по месту  нынешнего РДК на юго-восток и северо-запад по участку мемориала погибшим в Гражданской и Отечественной войнах. Здание церкви было огромным, красивым. Перед моими глазами  и сейчас всплывают ярко горящие на солнце купола и величавые кресты. О той церкви так и хочется сказать – монументальная и величественная. И обидно, что разрушили такую красоту».

Первую церковь – Рождества Пресвятой Богородицы в  селении Новопокровском построили в 1833 году с одним престолом   –  во имя Рождества Пресвятой Богородицы. Отопления в  церкви   не предусмотрели,  и зимой там было  холодно. Но даже в лютый мороз на богослужениях собиралось много прихожан. В 1856 году её посещали регулярно 3344 мужчин и 3265 женщин.  Здание церкви   построили из брёвен и досок. И остальные строения, принадлежащие церкви, были тоже деревянными. Её неоднократно ремонтировали. Но по – прежнему  стены  так и оставались деревянными, крыша металлической, а фундамент из камня. Из дерева  построили и колокольню.  Располагалась церковь   на площади между,  построенными через несколько   лет  после её разрушения, районным Домом культуры и мемориалом воинам, погибшим в годы Великой Отечественной  войны. Её окружала  металлическая ограда. За  церковной оградой  хоронили священников и знатных жителей станицы.

Служили  в Богородицкой церкви два священника и три псаломщика. Для церкви вначале  отвели 198 десятин (десятина составляет 1,09 гектара, прим. И.Бойко), позже, в 1874 году, добавили ещё 60 десятин. У священников было по сорок с половиной, у дьякона – двадцать семь, а у псаломщиков по тринадцать с половиной десятин земли.  Предназначалась земля для хлебопашества. Земельные угодья располагались на удобном месте и отличались плодородием. За счёт использования земли церковь получала немало средств на её содержание. В 1916 году, например,   доход от земли составил  675 рублей, а всего доходов было получено  5000 рублей. Из них  на жалованье  потрачено в 1916 году 412 рублей 90 копеек. 1000 рублей хранились в отделении  Екатеринодарского Государственного банка.   Церковь с начала её деятельности стала центром просвещения. Здесь находились наиболее образованные станичники. Они давали разъяснения по всем житейским вопросам, обучали Закону Божьему, грамоте.  В церковной библиотеке  имелось  около 100 томов книг, “предназначенных для чтения”.



Церкви принадлежала в 1917 году  две школы.  Одна из них - приходская школа, построена в 1893 году, Построили её из дерева. Крышу покрыли железом. Вторая школа располагалась тоже в деревянном здании, купленном в 1904 году. На содержание  церковно – приходских школ отпускалось 100 рублей (66 рублей 33 копейки – на одну школу  и 33 рубля 67 копеек - на другую).   К приходу церкви относилась также одна школа министерства просвещения, в которой священники преподавали “Закон Божий”.

В 1855 году в станице Новопокровской была построена Николаевская церковь с престолом  во имя  Святого Николая Чудотворца. Здание её было деревянным на каменном фундаменте,  с каменною трапезной (её пристроили позже) и каменной колокольней. Храм окружала железная ограда  на каменном фундаменте и каменных столбах. Вначале церковь  была кладбищенской, так как в ней только отпевали усопших (позже начали  проводить  все обряды).   Для содержания членов причта  выделили 135 десятин земли для хлебопашества. Земля располагалась в семи верстах от церкви. Приносила она  немалый  доход (в 1916 году 1800 рублей). Кроме того для содержания церкви выделялось 300 десятин земли. Этой церкви принадлежали три деревянных дома. Располагалась Николаевская церковь       к западу от построенного после её разрушения здания, принадлежащего  сейчас редакции “Сельской газеты”. В 1917 году в её штате были два священника, дьякон и два псаломщика. Посещали  храм постоянно 675 казачьих семей и 12 иногородних. Всего 5809 душ. В церковно – приходской школе церкви обучалось 36 мальчиков и 28 девочек. На содержание школы церковь выделяла в год 72 рубля. Здание этой школы сохранилось до сих пор. Расположено оно с южной стороны бывшего здания санэпидстанции. После прекращения деятельности школы  в ней был Дом пионеров, интернат, а затем  - две квартиры.  В ограде Николаевской церкви были похоронены уважаемые люди станицы.  Там  похоронен и, умерший  от тифа в декабре 1919 года,  двоюродный     брат А.И.Кулабухова полковой адъютант  первого кавказского полка Владимир Николаевич Кулабухов, известный  своей удалью и храбростью, награждённый  за участие в первой мировой войне орденом Святого Владимира 4 – й степени с мечами и бантом.

Своими воспоминания о  службе в храмах станицы  оставил  в “Очерках о станице Новопокровской” наш замечательный  краевед, бывший учитель истории средней школы № 1 В.У Самохвалов: “В начале 20 века  духовенство станицы стало завозить в Новопокровскую чудотворные иконы. Встречу этим иконам устраивали колокольным звоном в церквах и пением певчих. Иконы несли священнослужители от  железнодорожной станции  через Пирожков мост и далее по улице Красной (ныне улица Ленина, прим. И.Бойко) при большом стечении станичников. Увидев иконы, молящиеся становились на колени. Для  жителей Новопокровской такие дни были  большими праздниками“.

В.У.Самохвалов вспоминал также, что  в годы его детства в станицу часто приезжал архиерей с миссионерами. Они вели работу по искоренению сект.  Благодаря их  воздействию и работе с населением местных священников  к  семнадцатому году иноверцев в станице     осталось немного (в 1856 году их значилось 419 , в 1917 – 79).

 Прихожане  Николаевской  и Богородицкой  церкви соперничали по красоте храмов, их убранству   и числу прихожан.   В приходе Богородицкой церкви на 1 января 1917 года было  3105  мужчин и 3320 женщин, в приходе Николаевской – 2845 женщин и 2934 мужчины. Оба храма отличались редкой красотой.  Но у Николаевского храма  оказался красивее колокольный звон. В.У.Самохвалов вспоминал о нём так: “В этой церкви колокола были новые, и звон их приятный -  “малиновый”. Рассказывали, что при отливке колоколов для Николаевской церкви в сплав добавили много серебра. Прихожане Николаевской церкви, услышав звон Богородицкой церкви,  иной раз шутили: “Зазвонили разбитые горшки “.  Православные гордились своим храмом и вносили на его содержание значительные средства. Но и храм Рождества Пресвятой Богородицы не бедствовал. И колокола в нём были чудесные, и убранство, и великолепно проходила там  служба.

 В церквях станицы несли службу священники: Михаил Миловидов, Андрей Голубинский, Василий Зотиков, Пётр Рудольфов, Николай Никольский,  Алексей Кулабухов, Александр Береза,  дьяконы:    Николай Граников и Фёдор Николаев. Псаломщиками  служили Василий Соколов, Александр Смирнов, Анатолий Смирнов, Борис Воскресенский, Андрей Афанасьев,   Алексей Афанасьев, Александр Иванов, Были они образованными людьми, пользующимися большим авторитетом в станице.



Церкви разрушили местные поборники атеизма в  1937 году. Не повезло в тот период  станице: уж больно рьяные исполнители  нелепых задумок верхов оказались у власти.  Но православную веру им не удалось задавить. Станичники соблюдали религиозные обряды даже в самые суровые годины гонений на церковь.

В 1924 году постановлением Президиума ВЦИК от 3 июня и постановлением Кубчероблисполкома от 19 июня был образован Новопокровский район.  Станица Новопокровская стала с тех пор районным центром.



В соответствии с законом Краснодарского края от 02 июля 2004 года № 746-КЗ «Об установлении границ муниципального образования Новопокровский район, наделении его статусом муниципального района, образовании в его составе муниципальных образований – сельских поселений и установлении их границ» и в связи с вступлением в силу Федерального закона от 06 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»    01 января 2006 года создано Новопокровское сельское поселение.
Структуру органов местного самоуправления поселения составляют:

-           представительный орган муниципального образования – Совет Новопокровского сельского поселения;

-           глава Новопокровского сельского поселения Новопокровского района;

-           исполнительно – распорядительный орган муниципального образования – администрация Новопокровского сельского поселения.

Новопокровское сельское поселение ежегодно вносит значительный вклад в развитие и благоустройство территории: озеленение, обустройство мест массового отдыха, сбор и вывоз бытовых отходов.

Новопокровское сельское поселение включает  в себя хутор «Ея» и посёлок «Лесничество». Население сельского поселения составляет 19619 человек.